|   Послать ссылку   |   Версия для печати      

Строительство: добросовестность эксперта.

Ну и ушлый вы народ

Ажно оторопь берет!

Всяк другого мнит уродом.

Несмотря, что сам урод.

(Леонид Филатов «Про Федота - стрельца удалого молодца»)

 

Грустная реальность благополучие многих строительных организаций основывается не на качестве выполняемых работ и оказываемых услуг, а на умении обосновать освоение вложенных инвестиций. Учитывая большую материалоёмкость самого процесса строительства, происходят колоссальные переплаты материальных средств, исчисляемые десятками процентов.

Другая специфическая особенность строительной деятельности – продолжительный по времени инвестиционный цикл, усугубляющий и без того непростую ситуацию. Вместе с этим, практически любой руководитель строительной организации сталкивается с проявлениями потребительского экстремизма, когда Заказчик оттягивает приёмку работ (и соответственно оплату их) под надуманными предлогами. Или, используя различные методы давления, вообще отказывается оплатить сделанное.

Согласно данным мониторинга (период 1996-1999 гг., регион - Москва и Московская область), осуществляемого  "Академстройнаукой" на рынке исполнения строительных подрядов, 82% заказчиков строительного комплекса оценивают результат работы подрядной организации как неудовлетворительный, 47% - выставляют строительной организации те или иные претензии финансового характера, 19% - оформляют свои претензии к строителям в виде исковых требований и в случае, если конфликт не решается на досудебной стадии, обращаются в суд. В свою очередь более 35% строительных организаций имеют обоснованные претензии к заказчикам.

Общеизвестно, что в результате изменения социально-экономических условий за последние 10-15 лет, крупные формирования строителей в подавляющем своем большинстве разделились на мелкие и независимые звенья. При этом многие фундаментальные принципы функционирования этих звеньев не только остались без изменений, но в условиях рынка приобрели еще большую значимость. Имеется в виду, что строительная организация должна обязательно и безусловно достичь поставленной цели по срокам, объемам, величине прибыли, достаточной для собственного существования и саморазвития. Отклонение по любой из этих величин означает недостаточную организационно-технологическую надежность и приводит, соответственно, к снижению конкурентоспособности данной строительной системы, заметным убыткам, а в конечном счете, и краху. Либерализация отношений и слабый контроль со стороны государства неизбежно провоцируют руководителей строительных организаций достигать достаточного собственного существования ненадлежащими методами. Ситуация зеркальна – у заказчика такие же искушения. Все это неизбежно увеличивает количество судебных разбирательств.

Рассмотрим один из случаев: ООО «№1» (название изменено автором) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к муниципальному предприятию «№2» (название изменено автором)  о взыскании задолженности по оплате работ, процентов за пользование чужими денежными средствами и убытков, возникших в связи с просрочкой расчета. Решением Арбитражного суда города Москвы с МП «№2» в пользу ООО «№1» взысканы 12 млн. рублей в счет оплаты работ и проценты за пользование чужими денежными средствами. В остальной части иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменений. Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением оставил в силе принятые по делу судебные акты.

В протесте предлагается все состоявшиеся по делу судебные акты отменить, дело передать на новое рассмотрение. Президиум полагает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям. ООО «№1» и МП «№2» заключили договор подряда на выполнение работ по реставрации и реконструкции памятника архитектуры "Усадьба середины XIX века". В соответствии с пунктом 2.1 особых условий к договору стоимость работ определяется по фактическим затратам подрядчика в объеме, предусмотренном проектно-сметной документацией. Проектно-сметная документация изготавливается подрядчиком согласно отдельному договору на создание научно-технической продукции, подписанному сторонами. Иск заявлен о взыскании стоимости работ, произведенных подрядчиком.

В обоснование своих требований истцом представлены акты приемки выполненных работ, не подписанные заказчиком. Возражая против оплаты работ, муниципальное предприятие ссылалось на значительное завышение их фактически выполненных объемов, а также на то, что до утверждения проекта реконструкции и реставрации органами охраны памятников истории и культуры подрядчик не имел права выполнять подрядные работы. Поэтому заказчик не принял их и не оплатил. Суд отклонил этот довод ответчика, мотивируя свое решение тем, что подрядчику Управлением государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры города Москвы выдано разрешение на выполнение первоочередных противоаварийных работ на указанном объекте. В качестве подтверждения объемов выполненных работ принято заключение Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры Российской Федерации, составленное на основании определения Арбитражного суда города Москвы о назначении экспертизы по определению фактических объемов выполненных работ и их стоимости. Однако, как следует из материалов дела, арбитражный суд назначил повторную экспертизу, что свидетельствует о его несогласии с заключением эксперта.

В нарушение части 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проведение повторной экспертизы поручено тому же лицу. Повторная экспертиза не была проведена. Удовлетворяя иск, арбитражный суд руководствовался заключением первичной экспертизы, однако в решении не приведены основания, по которым ранее отвергнутое доказательство положено в основу принятого по делу судебного акта. В соответствии с частью 3 статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта оглашается в заседании арбитражного суда и оценивается наряду с другими доказательствами по делу. Как следует из названного заключения, эксперт не выезжал на место и не осуществлял обмер выполненных работ в натуре, поэтому не представляется возможным установить, каким способом определены их объемы, и оценить достоверность полученных данных. Материалы дела не позволяют судить об объеме технической документации, переданной эксперту, в связи, с чем можно признать обоснованным вывод о том, что подрядчиком выполнены работы, включенные в проект строительства. Квалифицируя произведенные работы как первоочередные и противоаварийные, на выполнение которых имеется соответствующее разрешение, экспертиза не указала по каким критериям осуществлена их квалификация. Таким образом, недостаточность данных, полученных в результате проведения экспертизы, послужила основанием для направления дела на новое рассмотрение.

Тут необходимо отметить два аспекта.

1.    Судебная строительно-техническая экспертиза назначается судом в случаях, когда на какой-либо стадии ведения дела возникает необходимость в специальных познаниях в области науки, техники, искусства или ремесла. Часть 1 статьи 79 ГПК РФ начинается следующими словами: «При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу». Почти аналогичен ей текст части 1 статьи 82 АПК РФ: «Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц участвующих в деле».

2.    В законе отсутствует критерий, разграничивающий специальные и неспециальные познания, и это создает некоторые трудности: обычно, специальные познания определяются как «необщеизвестные, необщедоступные, не имеющие массового распространения». Однако познания в области строительства, эксплуатации строительных объектов нельзя считать таковыми. Скорее (наряду с некоторыми общеизвестными знаниями в области, например, педагогики и медицины) сталкиваешься с ними в силу житейской необходимости (самостоятельное строительство дач, загородных домов, производство ремонтных работ в квартире и т.д.) и наличия большого количества популярной литературы, знакомой множеству людей. Однако обладание такими поверхностными знаниями лишь создает иллюзию возможности решения тех или иных задач, связанных с организацией строительного процесса и контроля за ним, решения экспертных задач.

Критерием, которым следует руководствоваться при решении вопроса о назначении судебной строительно-технической экспертизы, является потребность в специальных познаниях эксперта-строителя. Правда, следовать этому на практике не просто. Объясняется данное обстоятельство отчасти подвижностью объема понятия «специальные познания эксперта-строителя», но преимущественно сложностью решения вопроса о том, можно ли установить необходимые для доказывания факты без проведения экспертизы на основе правовых либо обыденных, распространенных знаний. Но даже когда экспертиза назначается - остаются проблемы. Дело в том, что для того, чтобы выбрать специалиста, обладающего «специальными познаниями», необходимой для проведения судебной экспертизы квалификацией, - нужно иметь те же самые «специальные познания». Замкнутый круг. Законодательной базы для решения подобных задач пока нет. Но, а в условиях рыночных отношений, спрос порождает предложения. И рынок экспертных услуг буквально переполнен неквалифицированными исполнителями. Стоимость экспертизы достаточно высока, реальная ответственность эксперта трудно реализуема на практике. Все это провоцирует строительные организации, обладающие низкоквалифицированными кадрами, на претензии объявлять себя экспертами. Таким образом, получается «рынок наоборот».

В своей речи на открытии II Международного Инвестиционного Форума ММБА Юрий Михайлович Лужков очень образно сказал: «Сколько раз не произноси слово «халва» - во рту слаще не станет. А мы еще со времен Горбачева «шаманим» - бьем в бубен, ходим по кругу и кричим: «рынок!, рынок!» Так шаманы пытались вызвать дождь». Трудно точнее обрисовать современное состояния дел. В области экспертизы в том числе. И чем быстрее законодатель урегулирует вопросы назначения квалифицированной судебной экспертизы, тем скорее общество и экономика получат инструмент для цивилизованного разрешения споров, связанных со строительным комплексом, в частности, и недвижимостью в целом.

 

Источник:

Газета «СТРОИТЕЛЬНЫЙ ЭКПЕРТ»,  № 17(60)/99 сентябрь 

Рубрика: СТРОИТЕЛЬНОЕ ПРАВО

Автор: Степанов Сергей Николаевич,  Президент АНО "Академстройнаука"

24-02-2011, 17:15   |   Просмотров: 2215   |   Комментарии (0)


Похожие новости:
  • О некоторых аспектах судебной экспертизы (три классические ошибки при назна ...
  • Процессуальный статус внесудебных заключений экспертов
  • Определение понесенного ущерба
  • Судебная экспертиза и судебный эксперт
  • ЭКСПЕРТИЗА: правила оспаривания
  •  

    Добавление комментария

     
     
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Введите код: