|   Послать ссылку   |   Версия для печати      

О некоторых аспектах судебной экспертизы (три классические ошибки при назначении экспертной организации)

«Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом»

(Глава 7 Конституции Российской Федерации)

 

Сложная система правоотношений возникает в том случае, когда производство экспертизы поручается не отдельному специалисту, назначенному судом эксперту, а экспертному учреждению. Такой вариант предусматривает ч. 1 ст. 80 ГПК РФ: «…фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы;…». Есть аналогичная норма и в ч. 4 ст. 82 АПК РФ. Вынесение определения о назначении экспертом юридического лица - современная сложившаяся практика судопроизводства. В таких случаях процессуальные отношения возникают с одной стороны между судом и экспертным учреждением (по поводу назначения экспертизы), с другой стороны, - между судом и экспертом (по поводу дачи заключения). Причем организационные отношения между экспертным учреждением и специалистом не носят процессуального характера. Лицом, ответственным за дачу объективного заключения, в данном случае, является эксперт, а не экспертное учреждение. Поэтому все иные правоотношения по поводу заключения, его разъяснения, оценки, участия эксперта в судебном заседании и прочее складываются также между судом и экспертом. Таким образом, типична ситуация, когда судом сначала выносится определение о назначении экспертной организации, а лишь затем руководство этой организации своим внутренним распоряжением назначает конкретных специалистов для выполнения собственно экспертных работ с последующим именным подписанием экспертного заключения. В связи с этим, в процессе дачи экспертом разъяснений по существу представленного экспертного заключения, суд вынужден возвращаться к обсуждению достаточности квалификации эксперта, хотя подобное формально уже происходило ранее (перед вынесением определения о назначении экспертизы). И тем более, если на этом начинает настаивать сторона по процессу (например, та, которую не устраивает результат полученный экспертом).

Приоритет в гражданском процессе при доказывании отдается принципу состязательности и инициативе самих заинтересованных лиц. Согласно ст. 12 ГПК РФ (ст. 9 АПК РФ) суд лишь создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и оказывает содействие участвующим в деле лицам в осуществлении их прав. Усиление принципа состязательности ведет к тому, что сами заинтересованные лица заботятся о полноте доказательств. От их активности и инициативы во многом зависит исход процесса. При этом суд, в рамках своих процессуальных отношений с экспертом, должен совершить необходимые действия: определить и привлечь сведущее лицо в качестве эксперта, истребовать экспертное заключение, оценить его, определить доказательную силу экспертных выводов. Причем, две последние задачи реализуются через вызов эксперта в судебное заседание и его допрос с участием сторон по процессу. Нарушение любой процессуальной нормы дезавуирует доказательную значимость последнего (независимо от его содержания). Эту потенциальную возможность и используют адвокаты (в последнее время, достаточно умело). Т.е. судебный эксперт должен не только обладать необходимыми знаниями по предмету экспертизы, но и уметь отстаивать свою позицию в суде, причем по регламенту суда и, не выходя за рамки своих процессуальных прав и обязанностей. В связи с этим, стороне, ходатайствующей о назначении экспертизы, перед тем как предложить суду рассмотреть ту или иную организацию в качестве возможного экспертного учреждения, необходимо выяснить насколько данная организация бывает убедительна в процессе судебного разъяснения эксперта. Определить это можно только анализируя результаты судебных дел, в которых рассматриваемая организация выступала ранее. Любые иные способы имеют недостаточный уровень надежности. Следствие вероятной ошибки - неоправданные финансовые потери и существенное затягивание судебного процесса во времени, а это, в свою очередь, с учетом обязательности рублевого исчисления ущерба, порой делает невозможным получение соответствующей компенсации, в смысле понятий добросовестности, разумности и справедливости.

Большое количество проблем возникает при решении вопроса о стоимости судебной строительно-технической экспертизы. Пока между судом и сторонами обсуждается список вопросов, которые должны быть заданы эксперту, их детализация, ограничения при проведении экспертных действий (к таковым относится требование совершать те или иные экспертные действия только в присутствии сторон и т. п.), - проблем почти нет. Как правило, они начинаются в момент получения калькуляции эксперта. Дело в том, что действия эксперта, составляющие исследование (а именно: выбор специального метода и научных методик, применение их для изучения объекта исследования, получение и анализ промежуточных результатов, профессиональная оценка полученных результатов) процессуальным законом не регулируются и не могут регулироваться, поскольку сам процесс получения знания о фактах в ходе исследования - не предмет нормотворчества. Отсюда - сложность определения соответствия размера требуемой экспертом оплаты тому составу работ, который он предъявляет как обязательный минимум, необходимый для квалифицированного ответа на вопрос суда. Более того, многие субъекты права, участвующие в судебном процессе, возникшем по вопросам строительства, ремонта, реконструкции, оценки или иным действиям, связанным с объектами недвижимости, уверены, что такие экспертизы должны выполняться за счет бюджетов различных уровней. Это заблуждение. В настоящий момент на территории РФ финансовое бремя оплаты судебной строительно-технической экспертизы лежит на сторонах, участвующих в процессе (или одной из сторон). Ответ на вопрос, - в каких долях – дает определение суда о назначении экспертизы. В сложившейся ситуации разумным компромиссом является приглашение в процесс потенциального эксперта, начиная с момента обсуждения вопросов, относимых на экспертизу, до момента вынесения определения суда о назначении экспертизы. Законодательных препятствий этому нет и, что очень важно, это позволяет наиболее точно конкретизировать перечень и состав вопросов, что в свою очередь оптимизирует суммарные затраты на экспертизу. Не менее важно, что такие взаимоотношения с экспертом позволяют свести к минимуму риск последующего отклонения его заключения по формальным признакам (с соответствующими последствиями, изложенными в первом вопросе данной статьи).

При рассмотрении некоторых категорий дел возникает необходимость определить, были ли нарушены стороной специальные правила, регламентирующие ту или иную сферу профессиональной деятельности. Например, порядок согласования архитектурно-строительной части, определение соответствия СНиПам и т. п.. (По ГПК РСФСР 1923 г. допускалось совмещение судом экспертных функций. Так, ч. 2 ст. 152 ГПК РСФСР 1923 г. указывала, что если в составе суда имеются лица, обладающие достаточными познаниями для разъяснения специального вопроса, суд может вынести решение и без назначения экспертов. Ныне действующий ГПК РФ (АПК РФ) не допускает проявления такой инициативы суда). Возникают вопросы: может ли суд сам, без привлечения специальных знаний, решать данные вопросы? И можно ли ставить перед экспертом вопрос о нарушении подобного рода правил? Ведь речь идет о нормативных положениях, а поскольку правовые вопросы составляют исключительную компетенцию суда, то и вопрос о нарушении специальных правил должен решать суд - именно так полагают некоторые юристы. Однако сложившаяся судебная практика склоняется к тому, что специальные, научно-технические правила хотя и имеют нормативную оболочку и правовое значение, но природа их от этого не меняется, они не превращаются в норму права, которая регулирует общественные отношения. Экспертное исследование здесь необходимо постольку, поскольку требуется анализ и профессиональная оценка качества осуществляемой деятельности (деятельности, которая сама требует специальной подготовки). Задача эксперта - не констатация нарушения специального правила данным субъектом, но выявление объективных причин, повлекших дезорганизацию профессиональной деятельности. Учитывая заключение эксперта, суд определяет, насколько правомерным или неправомерным было поведение причинителя вреда, следует ли считать его виновным. Экспертиза здесь необходима для профессионального анализа специальной деятельности, а заключение эксперта является важным доказательством, помогающим суду верно оценить поведение субъекта с юридической точки зрения и правильно разрешить дело по существу.

Источник:

Газета «СТРОИТЕЛЬНЫЙ ЭКПЕРТ»  №14(57)/99 июль  

Рубрика: СТРОИТЕЛЬНОЕ ПРАВО

Автор: Степанов Сергей Николаевич,  Президент АНО "Академстройнаука"

25-02-2011, 17:13   |   Просмотров: 4858   |   Комментарии (0)


Похожие новости:
  • ЭКСПЕРТИЗА: правила оспаривания
  • Ошибки судебного эксперта
  • Допрос эксперта, участие в нем специалиста
  • Процессуальный статус внесудебных заключений экспертов
  • Судебная экспертиза и судебный эксперт
  •  

    Добавление комментария

     
     
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Введите код: